22 ноября 2020 года, в Неделю 24-ю по Пятидесятнице, в Свято-Серафимовском храме была совершена Божественная Литургия. Чтения на богослужении были об исцелении кровоточивой женщины и воскрешение дочери Иаира.

[В то вре­мя] при­шел [к Иису­су] че­ло­век по име­ни Иаир; он был ста­рей­ши­ной мест­ной си­на­го­ги. При­па­дая к но­гам Иису­са, он умо­лял Его вой­ти к нему в дом, по­то­му что бы­ла у него един­ствен­ная дочь, лет две­на­дца­ти, и она уми­ра­ла.

Иисус по­шел, а по до­ро­ге Его со всех сто­рон тес­ни­ла тол­па. И од­на жен­щи­на, – ко­то­рая стра­да­ла кро­во­те­че­ни­я­ми уже две­на­дцать лет и по­тра­ти­ла на вра­чей всё, что у неё бы­ло, и ни­кто не мог ее вы­ле­чить, – сза­ди по­до­шла к Нему и до­тро­ну­лась до ки­сти (или: ба­хро­мы, греч. ту краспеду) на краю Его пла­ща (гиматия)[*]; и тот­час кро­во­те­че­ние у неё оста­но­ви­лось. И ска­зал Иисус: «Кто при­кос­нул­ся ко Мне?»

Меж­ду тем как ни­кто не со­зна­вал­ся, Петр ска­зал: «На­став­ник, тол­па ото­всю­ду окру­жа­ет Те­бя и тес­нит [а Ты спра­ши­ва­ешь: "Кто при­кос­нул­ся ко Мне?"]». Но Иисус ска­зал: «Кто-то до­тро­нул­ся до Ме­ня, ибо Я по­чув­ство­вал, как си­ла вы­шла из Ме­ня».

То­гда жен­щи­на, ви­дя, что ей не уда­лось ута­ить­ся, с тре­пе­том при­бли­зи­лась, при­па­ла к Его но­гам и объ­яви­ла пе­ред всем на­ро­дом, по ка­кой при­чине до­тро­ну­лась до Него и как тот­час по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние. Он же ска­зал ей: «Дочь Моя, твоя ве­ра спас­ла те­бя; иди с ми­ром!»

Он еще го­во­рил, а из до­ма си­на­го­галь­но­го ста­рей­ши­ны при­хо­дит кто-то и го­во­рит [от­цу]: «Умер­ла твоя дочь! Не бес­по­кой Учи­те­ля». Но Иисус, услы­шав это, ска­зал ста­рей­шине си­на­го­ги: «Не стра­шись, толь­ко ве­руй, и она бу­дет спа­се­на!» А вой­дя в дом, Он не до­пу­стил вой­ти боль­ше ни­ко­го, кро­ме Пет­ра, Иоан­на и Иа­ко­ва, и от­ца, и ма­те­ри той де­воч­ки. Все пла­ка­ли о ней и при­чи­та­ли. Но Он ска­зал: «Не плачь­те! Она не умер­ла, но спит». И над Ним сме­я­лись, зная, что она умер­ла. А Он, [вы­слав всех вон и] взяв её за ру­ку, гром­ко воз­гла­сил: «Ди­тя, встань!» И воз­вра­тил­ся дух её; и тот­час она вста­ла; и Он ве­лел, чтобы да­ли ей по­есть. И ро­ди­те­ли её бы­ли изум­ле­ны; но Он на­ка­зал им ни­ко­му не го­во­рить о том, что про­изо­шло.